Яндекс.Погода

вторник, 5 июля

ясно+28 °C

Вера помогает жить

10 мая 2022 г., 15:59

Просмотры: 375


Фото Людмилы Гусаровой

Октябрь 1941 года.  Луховицы. Немецкий самолет выпустил несколько снарядов, целясь, в железнодорожный вокзал. Один снаряд упал прямо в дом, где жила большая семья Александра и Татьяны Рыщиных.  Дом находился на углу дороги, где сейчас автовокзал. Именно там располагались парикмахерская и чайная, хозяином которых был глава семейства.

Вере Рыщиной в тот момент было чуть больше года.  Взрывной волной ее отбросило на кучу бревен, где ее и нашла старшая сестра Надежда, прибежавшая из штаба. По улице уже ездила машина, в которую собирали погибших после бомбежки. Брата Витю тоже положили в нее. Он, видимо, потерял сознание, а когда очнулся стал спрашивать: «Где моя шапка?» Родители радовались, чужие охали: «Из мертвых воскрес!»

В семье все остались живы.  В бараки около железнодорожного вокзала, где власти предложили жилье, мама категорически идти жить отказалась: очень боялась повторения бомбежек. Поехали в Новокунаково, где скитались по родственникам и знакомым.  Потом один дедушка разрешил жить в пустовавшем, на тот момент,старом доме, в котором и прошли детские годы Веры.

Отца семейства забрали в действующую армию. Вера была младшенькой и отец из Германии прислал ей игрушку – немца, которого девочка очень боялась. Мать сердилась: «Вот что удумал ребенку прислать!» - и бросила куклу за сундук.

В семье росло четверо детей. Три года с 1946 по 1947-й годы был сильный голод. Собирали в полях, уцелевшую после осенней уборки, мороженую подгнившую картошку, добавляли к ней листья свеклы, лебеду и мать готовила лепешки. С Божьей помощью выжили все.

Отец вернулся с фронта живым, но контуженным. Дети  повзрослели рано. Вера с 11-ти лет зимой на санях возила из скотных дворов в Асошниках навоз на колхозные поля. Как она вспоминает, надевала ватные брюки, шапку-ушанку, а телогрейку перехватывала солдатским ремнем, на пряжке которого красовалась звезда. Братья Веры с девяти лет на лошадях пахали землю в колхозе. 

В школе Вере приходилось учиться урывками: сидела с детьми маминых золовок, помогала ухаживать за сестрой Валентиной - инвалидом детства, наравне со взрослыми ходила на колхозные работы: поливала капусту из бочки; во время покоса и заготовки травы, залезала на вершину огромного стога и принимала сено, аккуратно формируя верхушку; весной перебирала картошку на складах. Чистили от бурелома лесные просеки. Всего и не перечислишь. Зато осенью, вспоминает Вера Александровна, в колхозе забивали скотину и устраивали праздничный обед для всех тружеников колхоза. 

В школу ходили и в Шелухино, и в Асошники, и в Матыру.

«Бывало, идем из школы зимой, а мальчишки снимают с нас, девочек, обувь и заставляют  в одних носках по снегу идти. Вроде как, учили мужеству Зои Космодемьянской, а уж около деревни возвращали сапоги», - вспоминает Вера.

Вера Усанова

Из семейного архива

Первая запись в трудовой книжке у Веры, когда ей исполнилось 15 лет: разнорабочая в строительно-монтажном управлении – СМУ-4. Копали тяжелую глину совковыми лопатами - траншею под фундамент первой школы. 

«А начальник, Анатолий Филонов, отчество забыла, руки сложит сзади и ходит-смотрит: кто как работает. Мы боялись, держались за место. Хотелось заработать денег и хоть хлеба вдоволь наесться. Работа была настолько тяжелая, что всех отпускали на час раньше», - отметила Усанова.

Добирались на работу из Новокунаково до Луховиц летом на велосипеде, а зимой пешком, проваливаясь в сугробы.

«А ведь уже хотелось в клуб, на танцы. Бывало, придешь с работы, приведешь себя в порядок и – в клуб в Асошники!», - сказала Вера.

В Ларино привозили в вагонах кирпич, доски, цемент, мел и все это выгружали молоденькие девушки. А погрузка кирпича что стоила! 

«В день с напарницей приходилось грузить по 7 машин. Последнюю партию кирпича горячими доставали прямо из печки. По пять кирпичей за раз хватали и грузили. Потом садились прямо на кирпичи и на открытой машине добирались ближе к дому», - добавила Вера Александровна. 

И дальше потекли воспоминания о трудных годах.

«Тогда не было техники. Цементный раствор подносили на носилках. Вот,  в гастрономовском доме в первом подъезде была растворомешалка, а, к примеру, в последний подъезд несешь штукатурам раствор» - отметила Усанова.

Работящую девушку заприметили и пригласили в бригаду маляров. Самые труднопроходимые углы доставались шустрой Верочке. Без страховки лазила по крышам, прокрашивая металлические снегозадержатели.

Вера Усанова

Из семейного архива



Работала на градообразующем предприятии. Тогда он назывался филиалом машиностроительного завода «Знамя труда». Через какое-то время Вера сама стала бригадиром. Молодой город застраивался, нужно было делать ремонт в квартирах.  В четыре часа утра Вера вставала, чтобы разжечь костер и сварить на огне в ведрах клейстер для поклейки обоев. К восьми приходили остальные члены бригады и работа кипела допоздна.

За ударный труд Веру Александровну Усанову наградили медалью к 100-летию со дня рождения Ленина. А позже – присвоили звание Ветеран труда.

Сейчас ветерану – 82 года.

Вера Александровна Усанова живет в Сушково, недалеко от храма Казанской иконы Божией Матери, в котором несколько лет была звонарем. Именно глубокая вера в Бога помогла ей пережить тяжелые годы после войны, больше 50 лет терпеливо ухаживать за больной сестрой - инвалидом детства, не сломиться в тяжелых жизненных испытаниях. 

«Подойду утром к зеркалу, посмотрю на себя и говорю: «Верка, какая же ты стала страшная! А потом думаю, все правильно! Молодежь растет, любимые правнуки! Им жить и трудиться. Главное, чтобы с Богом, в мире и любви!», – сказала она.

Людмила Гусарова

Обсудить тему

Введите символы с картинки*