Яндекс.Погода

понедельник, 8 марта

облачно с прояснениями-9 °C

Людмила Сладкова: «Меня прозвали «дочерью деревни»

30 апр. 2020 г., 18:04

Просмотры: 250


Фото из архива Л. Сладковой

Мои родители, Аркадий Андреевич (1912 г.р.) и Анастасия Филипповна (1916 г.р.) Смирновы родом из Калининской области. Познакомились во время учебы в Калужском сельскохозяйственном техникуме. После его окончания получили направление на работу в колхоз «Маяк» (с. Дединово). Шел 1936 год. Молодые специалисты с головой ушли в колхозные дела. Им нравилось все: работа, место, новые друзья. А хозяйка, у которой они жили, Елена Сергеевна Шустова стала мудрым старшим товарищем и советчиком.

текст письма 001.jpg

Фото из архива Л. Сладковой

                                
Смирнов А. А.jpg

Фото из архива Л. Сладковой

В 1940 году родители переехали на работу в колхоз им. Ворошилова (с. Троицкие Борки). Через год началась война. Папа попал в первую волну призыва на фронт. Воевал на Калининском фронте. Фронт занимал северные позиции от Москвы и перед ним стояла задача не дать возможности немецко-фашистским войскам прорвать линию обороны в этом районе и с севера обойти Москву. С сентября по декабрь 1941 года в ходе ожесточенных боев под Яхромой, Дмитровом, враг был остановлен, а затем отброшен от Москвы на десятки километров.

Отец был тяжело ранен, лечился в госпитале. После получил несколько дней отпуска и приехал к маме. Потом вернулся в свою часть, писал письма. А в июле 1943 года мама получила похоронку, в которой сообщалось:

«Смирнов Аркадий Андреевич геройски погиб 25 июля 1943 года и похоронен в братской могиле в селе Киселево Белгородской области».

Погиб на Курской дуге. Это все, что я знаю об отце от мамы. Самого его, никогда не видела, и он меня тоже. Родилась я в марте 1942 года. Отец, из писем мамы знал, что у него родилась дочка, и просил назвать Людмилой.

Сейчас, когда мне далеко за 70, и по жизни пришлось сменить не одно место жительства, воспоминания о селе моего детства – Троицких Борках – вызывают в сердце щемящую боль. Крытые, в основном соломой, небольшие домишки, кусты сирени, необыкновенно красиво цветущие весной, речка, а главное люди, которые вырастили меня. Во время войны были «сыны полка», а я для них была «дочерью деревни».

После родов мама семь месяцев лежала в больнице, врачи с трудом ее выходили. А меня забрала баба Лена, у которой жили родители, когда приехали в Троицкие Борки. Елена Матвеевна Селезнева, или как мы ее звали баба Лена (Матвевна) и ее пятеро детей стали для нас с мамой близкими людьми на всю жизнь.

В Троицких Борках мы сменили три дома. После Селезневых жили у Графовых. У них был большой и просторный дом, было где побегать, но в 1944 году председатель колхоза поселил к Графовым еще девушек-трактористок. Эти девчонки приходили с работы уставшими, а мне очень хотелось с ними поиграть. Они от меня отмахивались, как от назойливой мухи. Я обижалась, иногда плакала. Много лет спустя, будучи взрослой, я часто приезжала в гости к одной из тех трактористок – Зинаиде Викторовне Карасевой. Хозяйке тете Нюше было трудно с таким количеством квартирантов, и нас с мамой председатель перевел к Ворониным.

Мама работала счетоводом в колхозе, а я с другими сельскими ребятишками, как могла, проводила время. Ходили на речку, в лес, весной собирали мерзлую картошку на полях. Однажды я застряла в грязи, меня вытаскивали всей оравой, да сапог вытащить не смогли. Так и пришла домой в одном сапоге.

За мной по-прежнему присматривали дети бабы Лены – Маша, Саша и Володя, хотя мы уже и не жили у Селезневых. Это они прозвали меня «дочерью деревни». Я могла зайти в любой дом, попросить попить и даже поесть. Иногда засыпала на чужом крыльце или под кустом. Жители села жалели мою, рано овдовевшую маму – счетовода Настю и меня. Война сблизила всех.

Запомнила новогоднюю елку 1945 года. Это был первый праздник в военное время, организованный учительницей сельской школы Еленой Петровной Симаковой для детей. Елку украсили бумажными игрушками и разноцветными флажками. Ученики водили хороводы, читали стихи, пели песни. При первых словах песни «Темная ночь» я начинала плакать.

Наступил долгожданный День Победы. 9 Мая 1945 года встречали всем селом на лугу. Главными у всех были слова: «война закончилась», «победа». А осенью в село стали возвращаться демобилизованные. Нам с мамой ждать было некого. …Две довоенные фотографии отца, две военные почтовые карточки, в которых он обращался к нам: «Здравствуйте мои дорогие Настя и Люся!» и … похоронка. В 1949 году мы с мамой решили переехать в Луховицы.

Постепенно наша жизнь на новом месте налаживалась. Я пошла в школу, мама работала. В 1953 году у нас появилось свое жилье: комната в коммунальном доме. Мы дружили с Еленой Матвеевной Селезневой и Еленой Сергеевной Шустовой до самых последних дней их жизни. Роднее и ближе этих Елен у нас с мамой никого не было. В память о них я дочку назвала Еленой.

В 60-х годах в селе Дединово открыли памятник землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. По решению жителей села на памятнике, в числе других, выбили фамилию Смирнова А. А. Так они отметили участие моего отца в судьбах колхозников – в событиях 1936-1937 годов. Люди помнили хорошее.

Съездить к братской могиле в Белгородскую область мы не смогли, но ежегодно 9 мая приезжаем всей большой семьей в Дединово к памятнику, чтобы поклониться погибшим и вспомнить нашего отца, дедушку и прадедушку.

Подготовила Л. Приступа

Обсудить тему

Введите символы с картинки*